08 июля 2020
08 июля 2020
"Журнал должен быть звуком, а не эхом"
— Тина Браун
в прошлом редактор Vanity Fair, New Yorker, Tatler



Журналы всегда стояли у истоков всех изменений в обществе. Как визуальное сочетание культуры эпохи и её исторического контекста - они служили мощной площадкой для высказывания художников, фотографов, дизайнеров, писателей, которые в своем творчестве поднимали важные вопросы современности. Конец XIX века считается отправной точкой в истории расцвета великих иллюстраторов. Именно в это время появляются первые оригинальные модные журналы, такие как Harper's Bazaar и Vogue, отражающие представление о моде как об изысканном и утонченном мире.

Поль Ириб – один из первых иллюстраторов, которые начали тесно сотрудничать с модными журналами и модельерами. Он создал графический каталог «Платья Поля Пуарье глазами Поля Ириба», на целые десятилетия ставший символом преклонения перед всеми великими женщинами мира. На стиль Поля Ириба огромное влияние оказали японские гравюры, которые привнесли в его работы простоту линий и яркие цвета.
Журналы всегда стояли у истоков всех изменений в обществе. Как визуальное сочетание культуры эпохи и её исторического контекста - они служили мощной площадкой для высказывания художников, фотографов, дизайнеров, писателей, которые в своем творчестве поднимали важные вопросы современности. Конец XIX века считается отправной точкой в истории расцвета великих иллюстраторов. Именно в это время появляются первые оригинальные модные журналы, такие как Harper's Bazaar и Vogue, отражающие представление о моде как об изысканном и утонченном мире.

Поль Ириб – один из первых иллюстраторов, которые начали тесно сотрудничать с модными журналами и модельерами. Он создал графический каталог «Платья Поля Пуарье глазами Поля Ириба», на целые десятилетия ставший символом преклонения перед всеми великими женщинами мира. На стиль Поля Ириба огромное влияние оказали японские гравюры, которые привнесли в его работы простоту линий и яркие цвета.
"Журнал должен быть звуком, а не эхом"
— Тина Браун
в прошлом редактор Vanity Fair, New Yorker, Tatler
Но основы графического языка модной иллюстрации заложил Жорж Лепап – французский иллюстратор, воспевавший в своем творчестве красоту и изящество парижанок начала XX века. Он долгие годы сотрудничал с Harper's Bazaar, Vanity Fair, Femina, но особое влияние Жорж оказал на судьбу Vogue. Важным компаньоном и идейным вдохновителем в его жизни был Поль Пуарье – знаменитый модельер, который стремился объединить стиль и одежду с окружающей средой человека. Их обоих объединяли общие ценности: постоянное стремление вперед и небоязнь кардинальных изменений в своем творчестве. Когда после первой мировой войны образ жизни парижанок изменился – они стали активно заниматься спортом и управлять автомобилями – Пуарье и Лепап первыми откликнулись на эти изменения. Поль создал новый стиль одежды, где главными принципами стали простота и удобство. Он освободил женщин от устаревших длинных платьев в пол и корсетов, сковывающих движения. Жорж Лепап поддержал это новое стремление в своих иллюстрациях: его героини оживают, теперь они беседуют, музицируют и гуляют.
Но основы графического языка модной иллюстрации заложил Жорж Лепап – французский иллюстратор, воспевавший в своем творчестве красоту и изящество парижанок начала XX века. Он долгие годы сотрудничал с Harper's Bazaar, Vanity Fair, Femina, но особое влияние Жорж оказал на судьбу Vogue. Важным компаньоном и идейным вдохновителем в его жизни был Поль Пуарье – знаменитый модельер, который стремился объединить стиль и одежду с окружающей средой человека. Их обоих объединяли общие ценности: постоянное стремление вперед и небоязнь кардинальных изменений в своем творчестве. Когда после первой мировой войны образ жизни парижанок изменился – они стали активно заниматься спортом и управлять автомобилями – Пуарье и Лепап первыми откликнулись на эти изменения. Поль создал новый стиль одежды, где главными принципами стали простота и удобство. Он освободил женщин от устаревших длинных платьев в пол и корсетов, сковывающих движения. Жорж Лепап поддержал это новое стремление в своих иллюстрациях: его героини оживают, теперь они беседуют, музицируют и гуляют.
В 1920-х годах Лепап стал ключевым иллюстратором американского Vogue, создав для него более 100 обложек. Именно благодаря его потрясающим работам, журнал смог усилить свое влияние в мире моды. Стиль знаменитого иллюстратора отличался декоративностью и текучестью линий, которые передавали дух времени и постоянное стремление вперед. Лепап никогда не боялся экспериментировать с композицией – он один из первых, кто привнес в модную иллюстрацию сюжет и движение, начав рисовать моделей, повернутых спиной к зрителю. Жорж Лепап также много работал для «Русских сезонов» вместе с Сергеем Дягилевым: афиши и театральные программы иллюстратора были не только декоративны, но и символичны.
В 1920-х годах Лепап стал ключевым иллюстратором американского Vogue, создав для него более 100 обложек. Именно благодаря его потрясающим работам, журнал смог усилить свое влияние в мире моды. Стиль знаменитого иллюстратора отличался декоративностью и текучестью линий, которые передавали дух времени и постоянное стремление вперед. Лепап никогда не боялся экспериментировать с композицией – он один из первых, кто привнес в модную иллюстрацию сюжет и движение, начав рисовать моделей, повернутых спиной к зрителю. Жорж Лепап также много работал для «Русских сезонов» вместе с Сергеем Дягилевым: афиши и театральные программы иллюстратора были не только декоративны, но и символичны.
Лепап преодолел огромный путь от изображения «прекрасных французских дам» до любительниц джаза и сильных женщин, борющихся за свои права и свободу. Его иллюстрации на многие годы стали образцами утонченности, простоты и визуального остроумия, на которые равнялись известные художники.

Фердинандо Вердери (креативный директор Vogue Italia) однажды сказал: «Мода начинается с рисунка. Несмотря на то, что фотография в XXI веке занимает лидирующие позиции, модная иллюстрация навсегда останется эталоном в журнальном мире, потому что ей присуще больше свободы и личной интерпретации.
Лепап преодолел огромный путь от изображения «прекрасных французских дам» до любительниц джаза и сильных женщин, борющихся за свои права и свободу. Его иллюстрации на многие годы стали образцами утонченности, простоты и визуального остроумия, на которые равнялись известные художники.

Фердинандо Вердери (креативный директор Vogue Italia) однажды сказал: «Мода начинается с рисунка. Несмотря на то, что фотография в XXI веке занимает лидирующие позиции, модная иллюстрация навсегда останется эталоном в журнальном мире, потому что ей присуще больше свободы и личной интерпретации.
~
Made on
Tilda